Эгилс Левитс
Valsts prezidenta Egila Levita runa diskusijā “ASV militārā klātbūtne Baltijas valstīs – faktors, kas attur vai tomēr provocē?”

Дамы и господа,

С тех пор как страны Балтии обрели независимость, главной целью нашей внешней политики было вступление в альянс НАТО. После полувека советской оккупации мы чувствовали, что это единственный способ гарантировать нашу безопасность.

Когда в 2004 году эта цель была достигнута, мы были убеждены, что нашего потенциала самообороны, подкрепленного членством в НАТО с её обязательством в рамках статьи 5, будет достаточно. События доказали обратное. За последние 16 лет мир стал менее безопасным и менее стабильным.

Россия продемонстрировала, что готова использовать силу для достижения своих политических целей. Первым признаком были кибератаки на Эстонию и организованные беспорядки в Таллинне в 2007 году. В 2008 году Россия после непродолжительной войны оккупировала части Грузии. Затем, не так давно, оккупация и аннексия Крыма и конфликт на Донбассе пробудили старые страхи.

Таким образом, наш альянс действовал быстро и решительно, укрепляя потенциал самообороны Польши, Литвы, Латвии и Эстонии с помощью расширенного передового присутствия, eFP. В настоящее время оно значительно укрепилось благодаря созданию штаб-квартиры многонационального подразделения «Север».

Почти все союзники по НАТО, включая решающий вклад со стороны США, являются частью eFP в наших четырех приграничных государствах. Это очень мощный сигнал солидарности. Это демонстрирует решимость НАТО защищать каждого из членов нашего альянса. Приверженность США НАТО и безопасности в Балтийских странах хорошо иллюстрируется предстоящими учениями «Защитник Европы 20», крупнейшим развертыванием вооруженных сил США в Европе с целью учений за последние 25 лет.

Итак, почему явно оборонительные действия оборонительного альянса рассматривают как провокационные? Ответ может быть найден в истории. Одержимость, которую Россия испытывает к событиями 75-летней давности, отражает трудности, с которыми сталкиваются бывшие колониальные державы при признании суверенитета стран, которыми они когда-то правили. Даже у западных демократий это заняло некоторое время и было непросто.

Желание России вновь быть признанной великой державой также связано с её стремлением к историческим сферам влияния. Балтийское членство в НАТО делает это невозможным. Таким образом, Россия рассматривает НАТО как опасного противника на своих границах, особенно если там находится самый могущественный союзник.

Россия всегда будет нашим соседом - никто из нас не хочет возвращаться к Холодной войне. По этой причине НАТО решила объединить сдерживание с диалогом. Хотя диалог с Россией не должен вестись за счет достаточного, заслуживающего доверия сдерживания, нам нужен диалог, чтобы построить лучшие, безопасные и предсказуемые отношения с Россией, которая, как мы надеемся, в долгосрочной перспективе разделит наши демократические ценности.

Россия остается долгосрочным вызовом безопасности, используя комбинацию старой и новой тактик. eFP и присутствие США в регионе доказывает, что мы понимаем, что угроза для любого союзника - это угроза для всех нас, угроза принципам и ценностям, на которых основан наш альянс и которыми мы дорожим. Ключ к успешной политике сдерживания состоит в том, чтобы не допустить её превращения в военное соперничество для отрицания создавшегося положения или наказания за это. Политические и военные издержки любой агрессивной авантюры должны быть несоразмерны возможной выгоде.

Эстонский Международный центр обороны и безопасности собрал отличную, опытную группу экспертов. Я уверен, что они ответят на вопрос: сдерживание или провокация. Уверен, что дискуссия будет профессиональной и плодотворной.

14.02.2020. Valsts prezidents Egils Levits piedalās Minhenes Drošības konferencē