Эгилс Левитс
Egils Levits

Дамы и господа!

Уважаемые присутствующие!

I

10 лет назад наша страна пережила конституционное потрясение, которое оказалось значительным поворотом в нашем самопонимании смысла существования Латвийского государства, латышской идентичности и латышского языка.

Сегодня, через 10 лет, мы можем оглянуться на то, что произошло, корректно проанализировать это с юридической точки зрения, а также оценить изменения, которые этот референдум принес в наше общество.

II

Действующий в то время закон о референдуме[1] применялся механически поверхностно, а требования статьи 78 Конституции о полностью разработанном проекте[2] рассматривались узко формально, только с точки зрения юридической техники.

Пользуясь предоставленными таким формализмом возможностями, в результате целенаправленной провокации были собраны необходимые 1/10 подписей избирателей под проектом поправок к Конституции, в котором предлагалось установить русский язык в качестве второго государственного в Латвии.[3]

Я хотел бы сегодня подчеркнуть то, что я сказал тогда: такое предложение было неконституционным и неприемлемым с самого начала.

Вопрос о латышском характере Латвийского государства и латышском языке как единственном официальном языке относится к конституционным основам Латвийского государства, которые не могут быть пересмотрены и юридически изменены даже в ходе референдума.[4]

Как независимое и национальное демократическое, правовое государство Латвия была создана навеки как общее благо для всех поколений нашего народа. Одно поколение случайным большинством голосов не вправе лишить будущие поколения государства. Задача Конституции состоит в том, чтобы наше Латвийское государство существовало вечно и было передано тем поколениям, которые ещё только придут нам на смену. Таким образом, независимость Латвийского государства, национальное государство, демократический государственный строй и принципы верховенства закона составляют нерушимую основу нашей Конституции, которая не может быть пересмотрена или изменена.[5]

Государственные чиновники и политики всегда обязаны защищать конституционные основы Латвийского государства от противоправных угроз.

Конституционный суд впоследствии весьма обоснованно признал, что Центральная избирательная комиссия и конституционные органы, участвующие в законодательном процессе, обязаны проверить, является ли представленный избирателями законопроект полностью разработанным и соответствующим Конституции, и приостановить действие неконституционного законопроекта.[6] Кроме того, в демократическом правовом государстве конституционные нормы, принципы и ценности обязательны для всех, включая народ. Ни один конституционный орган, включая совокупность граждан Латвии, при осуществлении своих прав не вправе нарушать Конституцию и действовать неконституционно.[7]

К сожалению, ни Центральная избирательная комиссия, ни конституционные органы, которые в соответствии со статьей 78 Конституции обязаны проверить представленный проект как по форме, так и по содержанию, в то время ничего не сделали. Предусмотренные законодательные процедуры,[8] были соблюдены формально, и защита конституционных основ Латвийского государства была возложена на совокупность граждан Латвии. Антиконституционная поправка к Конституции была вынесена на референдум.

III

Латышский язык тесно связан с идентичностью и государственностью латышского народа, поэтому референдум затронул не только язык, но и более важный вопрос о сущности и существовании Латвии как национального государства.[9]

Профессор Карлис Дишлерс написал, что защита важнейших статей Конституции на референдуме передана самому народу, выразив убеждение, что граждане всегда смогут защитить свои права и Конституцию демократической Латвии.[10]

На референдуме 18 февраля 2012 года против второго государственного языка  мы, как совокупность граждан Латвии, полностью выполнили свой гражданский долг и защитили основы нашей Конституции.

Каждый из нас понимал, насколько важны для нас латышский язык и Латвийское государство. Это ценности, которые объединяют нас в нацию и государство.

Сегодня я хочу сказать, что этот референдум стал политически важным проявлением зрелости и ответственности нации. Видя, какой хрупкой, уязвимой и плохо защищенной может быть государственность, каждый из нас сделал свой выбор в отношении Латвии, проголосовав против второго государственного языка.

В референдуме приняли участие 1 098 593 гражданина Латвии и 821 722 гражданина проголосовали против второго государственного языка. Принимая во внимание общее количество имеющих право голоса на тот момент (1 545 004 гражданина), получается, что более половины всех латвийских граждан (53,19 %)[11] проголосовали против второго государственного языка в Латвии. Предложенный законопроект был убедительно отклонен.[12]

Этим голосованием совокупность латвийских граждан убедительно утвердила латышский язык как единственный государственный язык и укрепила высший  принцип национального государства.

Высший принцип национального государства, который также указан в четвертом абзаце преамбулы к Конституции, предусматривает обязанность государства и общества сохранять и укреплять латышскую идентичность Латвийского государства, что обеспечивается проведением конкретных политик и законодательных инициатив. Любые инициативы, направленные на релятивизацию и маргинализацию латышской идентичности в конституционных основах Латвийского государства, также были бы антиконституционными.

IV

Статья 79 Конституции предусматривает, что все граждане Латвии могут вносить поправки к Конституции, если за них проголосуют более половины граждан, имеющих право голоса.

18 февраля 2012 года, голосуя против русского как второго официального языка и, таким образом, фактически голосуя за латышский как единственный официальный язык, было достигнуто требуемое статьей 79 большинство.

Следовательно, совокупность граждан Латвии приняла решение конституционного ранга, подтверждающее национальный, латышский характер Латвийского государства.[13]

Эта воля, выраженная на референдуме совокупностью граждан Латвии, имеет юридическую силу и считается действительным актом конституционного ранга в нашей системе государственного права.[14]

Наряду с нашей Конституцией от 15 февраля 1922 года, Актом провозглашения от 18 ноября 1918 года, Декларацией о Латвийском государстве от 27 мая 1920 года, Декларацией о восстановлении Латвийского государства от 8 сентября 1944 года, Декларацией от 4 мая 1990 года «О восстановлении независимости Латвийской Республики», Конституционным законом от 21 августа 1991 года «О государственном статусе Латвийской Республики» и законами, принятыми в соответствии с частью второй статьи 68 Конституции, которые обеспечивают наше членство в Европейском союзе, решение совокупности граждан Латвии от 18 февраля 2012 года является еще одним обязательным для всех актом sui generis конституционного ранга, который имеет большое значение для понимания конституционных основ Латвийского государства.[15]

V

Решение совокупности граждан Латвии от 18 февраля 2012 года имеет тройное значение в государственном праве Латвии.

Во-первых, этот референдум отверг возможность придания другому языку статуса государственного или официального языка. Латышский язык является единственным государственным языком, и такое решение граждан Латвии не подлежит пересмотру.[16] Оно также конституционно исключает любую возможность снижения или сужения роли латышского языка как единственного государственного языка и основы сплоченного общества.[17] Главной целью государственной языковой политики должно быть укрепление позиции и статуса латышского языка как единственного государственного языка в обществе.[18]

Во-вторых, на этом референдуме бесповоротно закреплен национальный, латышский характер Латвийского государства.[19] Принцип национального государства является одним из высших принципов Конституции и в системе Конституции имеет то же значение, что и высший принцип демократического государственного строя и правового государства.[20]

Конституционный Суд также в своей практике развил принцип национального государства.[21] Он подчеркивает: «Принцип национального государства налагает на государство не только негативное обязательство не делать ничего, что могло бы ослабить латышскую идентичность Латвии, но также — и особенно — позитивные обязательства укреплять ее различными способами».”[22]

Латвийское государство было создано путем осуществления государственной воли латышского народа. Основой и носителем Латвийского государства является латышская нация как государственная нация, определяющая национально-культурную идентичность Латвийского государства.

Язык и культура латышской нации как государственной нации – это общий язык и культура государства (как совокупности институтов) и всего общества.[23] В 2014 году в преамбуле к Конституции было внесено, что целью Латвийского государства является обеспечение существования латышской нации, языка и культуры на протяжении веков.[24] Преамбула к Конституции была необходима для того, чтобы лучше раскрыть и сделать видимыми основы Латвийского государства, что также было одной из задач, инициированных референдумом.

В-третьих, латышский язык как единственный государственный язык и принцип национального государства составляют нерушимую основу Конституции, определяющую конституционную идентичность Латвийского государства.[25]

Воля конституционного большинства, выраженная на референдуме совокупностью граждан Латвии, подтверждает неприкосновенность этих вопросов в рамках Конституции.

Невозможно ослабить положение латышского языка как единственного государственного или пересмотреть требования национального государственного принципа. Такие предложения, инициативы и идеи являются антиконституционными и не пользуются защитой Конституции.[26]

VI

Референдум 10 лет назад дал необходимый импульс чиновникам и политикам для принятия срочных мер по укреплению Латвии как национального государства и её конституционной идентичности.

Принята преамбула к Конституции. Конституционный Суд и Верховный Суд в своей практике уделяют большое внимание вопросам конституционной идентичности, и за последние 10 лет в этой сфере сделано немало.

Также в эти годы наше общество уделяло больше внимания сохранению и развитию латышской идентичности, стало лучше понимать конституционные основы государства, а также более требовательно относиться к государственным институтам, чтобы в правовой и социальной реальности в полной мере обеспечить то, что предусмотрено в Конституции.

Я думаю, что после референдума 18 февраля 2012 года мы сделали правильные выводы и за эти 10 лет проделали необходимую работу.

Спасибо всем патриотам Латвии, которые всегда заботились о Латвии и латышском языке и честно трудились, чтобы Латвия существовала как сильное, национальное, латышское государство!

 


[1] Закон от 31 марта 1994 г. «О референдуме и инициировании законов» до принятия поправок 20 сентября 2012 г., когда также было изменено название закона. Теперь это закон «О референдумах, инициировании законов и Европейской гражданской инициативе».

[2] Право Центральной избирательной комиссии проверять полноту разработки представленного проекта было принято еще в межвоенный период. См.: Дишлерс К. "Вправе ли Центральная избирательная комиссия проверять внесенные законопроекты", Юрист, 1928, №5. Такая компетенция была подтверждена также Конституционным судом при толковании статьи 78 Конституции. См. Постановление Конституционного суда от 19 декабря 2012 г. о прекращении производства по делу №. 2012-03-01.

[3] Проект закона «Поправки к Конституции Латвийской Республики». https://www.cvk.lv/lv/tautas-nobalsosanas/par-grozijumiem-latvijas-republikas-satversme-2012/likumprojekts-grozijumi-latvijas-republikas-satversme

[4] Бриеде Я. Статья 78 Конституции. Комментарии к Конституции Латвийской Республики. Глава V. Законодательство. Рига: Латвияс Вестнесис, 2019, 285–288.

[5] См. Заключение Комиссии конституционного права при президенте Латвии от 17 сентября 2012 года «О конституционных основах Латвийского государства и нерушимой основе Конституции». Более подробно см.: Левитс Э. Государственная воля. Идеи и мысли для Латвии. 1985–2018 гг. Рига: Латвияс Вестнесис, 2019.

[6] См. подробнее: постановление Конституционного Суда от 19 декабря 2012 года о прекращении производства по делу № 2012-03-01 пункты 19-22.

[7] См. там же пункт 18.3.

[8] См. подробнее: Бриеде Я. Статья 78 Конституции. Комментарии к Конституции Латвийской Республики. Глава V. Законодательство. Рига: Латвияс Вестнесис, 2019, 288–292.

[9] Друвиете И., Вейсбергс А. Латышский язык в 21 веке. Латвия и латыши. Том I. Рига: Латвийская академия наук, 2018, 234.

[10] Дишлерс К. Введение в науку о государственном праве Латвии. Рига: А. Гулбис, 1930, 75.

[11] Референдум 18 февраля 2012 года о принятии проекта закона «О внесении изменений в Конституцию Латвийской Республики». Результаты: http://www.tn2012.cvk.lv/

[12] Решение Центральной избирательной комиссии от 23 февраля 2012 года № 25 «Об итогах референдума 18 февраля 2012 года»

[13] Заключение Комиссии конституционного права при президенте Латвии от 17 сентября 2012 года «О конституционных основах Латвийского государства и нерушимой основе Конституции», п. 132.

[14] Друвиете И., Карклиня А., Кусиньш Г., Пастарс Э., Плепс Я. Статья 4 Конституции. Комментарии к Конституции Латвийской Республики. Введение. Глава I. Основные положения. Рига: Латвияс Вестнесис, 2014, 315. Подробнее см.: Плепс Я. На одном языке. https://providus.lv/raksti/viena-valoda/, 21.08.2012.

[15] Заявления президента Эгилса Левитса от 26 апреля 2021 года «Об укреплении латышского языка как единственного государственного», раздел IV. См. также: Плепс Я., Пастарс Э., Плакане И. Конституционное право. Рига: Латвияс Вестнесис, 2021, 26–27.

[16] См.  Друвиете И., Карклиня А., Кусиньш Г., Пастарс Э., Плепс Я. Статья 4 Конституции. Комментарии к Конституции Латвийской Республики. Введение. Глава I. Основные положения. Рига: Латвияс Вестнесис, 2014, 315.

[17] Заявления президента Эгилса Левитса от 26 апреля 2021 года «Об укреплении латышского языка как единственного государственного», раздел IV.

[18] Там же.

[19] Заключение Комиссии конституционного права при президенте Латвии от 17 сентября 2012 года «О конституционных основах Латвийского государства и нерушимой основе Конституции», пункт 132.

[20] Там же, пункты 219.–235.

[21] Решение Конституционного суда от 4 июня 2021 г. по делу № 2020-39-01, пункт 14.1.

[22] Решение Конституционного суда от 17 ноября 2017 г. о прекращении производства по делу №. 2017-01-01, пункт 16.

[23] Заключение Комиссии конституционного права при президенте Латвии от 17 сентября 2012 года «О конституционных основах Латвийского государства и нерушимой основе Конституции», пункты 164-170. Подробнее: Григоре-Бара Э., Ковалевска А., Лиепа Л., Левитс Э., Митс М., Резевска Д., Розенвалдс Ю., Снедзите Г. Статья 1 Конституции. Комментарии к Конституции Латвийской Республики. Введение. Глава I. Основные положения. Рига: Латвияс Вестнесис, 2014, 223–225.

[24] Преамбула к Конституции. Подробнее: Балодис Р. Преамбула к Конституции. Комментарии к Конституции Латвийской Республики. Введение. Глава I. Основные положения. Рига: Латвияс Вестнесис, 2014, 125–126.

[25] См. также: Осипова С. Конституционная идентичность Латвийской Республики в решениях Конституционного суда. Осипова С. Нация, язык, правовое государство: на пути к завтрашнему дню. Сборник статей. Рига: Агентство Тиесу наму, 2020, 43–52.

[26] См. также: Никульцева И. Статья 77 Конституции. Комментарии к Конституции Латвийской Республики. Глава V. Законодательство. Рига: Латвияс Вестнесис, 2019, 271–274.

VIDEO:
FOTO: