Эгилс Левитс
Valsts prezidenta Egila Levita uzruna Latvijas Republikas starptautiskās atzīšanas de iure simtgadē

Ваши Превосходительства!

Дамы и господа!

Дорогие соотечественники!

Латвийцы и друзья Латвии!

I

Сегодня вечером в 18.00 по всей Латвии зазвучат колокола церквей, отмечая принятое сто лет назад в Париже решение о международном признании Латвии de iure. Это сообщение дошло до Риги только на следующий день, когда уже стало известно о таком же решении Финляндии.

С международным признанием de iure завершился процесс учреждения и укрепления Латвийского государства, столетие которого мы широко отмечали.

Это началось 2 декабря 1917 года, когда Временный Национальный совет Латвии провозгласил объединенную Латвию новой автономной государственной единицей. На конституционном уровне Латвия была объявлена независимым государством годом позже – 18 ноября 1918 года. Это официальная дата создания нашей страны. Долгожданное провозглашение независимости произошло, как только это стало возможным, через неделю после окончания Первой мировой войны.

Однако, как это часто бывает с вновь созданными странами, Латвии пришлось защищать свою независимость c оружием в руках. Двухлетняя война за независимость по защите своей страны от Советской России и других врагов потребовала много жертв. Благодаря им, у нас есть своё государство. После победы в войне за независимость 11 августа 1920 года был заключен Мирный договор с Советской Россией, в котором она навсегда признала независимость Латвии.

В это время народ Латвии отстоял своё государство и одновременно, в особо тяжелых условиях войны, укрепил его как независимую, демократическую, правовую республику.

Благодаря создателям Латвийской Республики и победе Латвийской армии в войне за независимость, а также заключенному Мирному договору с Россией, на дипломатическом фронте появилась возможность окончательно закрепить завоеванную независимость Латвии путем международного признания de iure.

Таким образом, Латвия навсегда вошла в группу стран мира как полноправный и равноценный субъект международного права.

II

Однако это решение о признании de iure далось долго и трудно; его принятие потребовало упорной и интенсивной работы, и на том пути мы познакомились с прагматизмом и правилами реальной политики крупных держав.

Историческое решение 26 января было достигнуто в результате неустанной работы тогдашнего министра иностранных дел Зигфрида Анны Мейеровица и других латвийских дипломатов на Парижской мирной конференции и других столицах Европы, особенно в Лондоне.

III

В то время народ Латвии нетерпеливо ждал международного признания de iure и понимал историческое значение этого события. И через сто лет по фотографиям наших выдающихся мастеров Вилиса Ридзениекса и Мартиньша Лапиньша мы можем почувствовать подлинную радость и ликование тех дней.

Уже на следующий день, 27 января, на улицах Риги состоялись манифестации. Люди пели государственный гимн. Прошло шествие к посольствам тех стран, которые признали Латвию de iure; оно завершилось здесь у Рижского замка.

И сегодня – через сто лет – мы благодарны Франции, Великобритании, Италии, Бельгии, Японии, а также Финляндии и Польше, которые первыми признали Латвию de iure. За этими странами вскоре последовали Германия, Швеция, Норвегия, Дания и другие.

IV

К сожалению, менее чем через два десятилетия власть советских оккупантов лишила Латвию независимости. Это длилось ровно 50 лет; с трехлетним перерывом, когда советскую оккупацию сменила власть нацистской Германии. Обе чужие оккупационные власти оставили глубокие шрамы на земле и людях Латвии. Они до сих пор не полностью зажили.

Но наше государство никогда не перестало существовать de iure. Все годы оккупации оно оставалось субъектом международного права, поскольку большая часть международного сообщества продолжила признавать Латвию существующим, но временно оккупированным государством.

Это такой же статус, как и у многих других европейских стран, которые в то же время как Латвия – в начале Второй мировой войны в 1939–1941 годах – были оккупированы. Они тоже никогда не теряли своего государственного статуса.

В то время как независимость других, оккупированных во время войны стран была восстановлена уже в конце войны в 1944 или 1945 годах, в трех Балтийских странах время оккупации продолжилось вплоть до 1990/1991 годов.

V

Противоправная оккупация другого государства – это тяжкое международное преступление. Государства, которые высоко оценивают международное право, не могут признать такое нарушение легитимным. Политика непризнания противоправной оккупации Балтийских стран началась в США. Совсем недавно исполнилось 80 лет со дня подписания Декларации исполняющего обязанности государственного секретаря США Самнера Уэллеса от 23 июля 1940 года о непризнании оккупации Латвии и других стран Балтии. Многие другие страны – в том числе Франция, Великобритания, Германия, Италия, Бельгия, Канада, Япония и другие – не признают оккупацию Балтийских стран.

В связи с этим все годы оккупации Латвия непрерывно существовала как признанное de iure государство, как субъект международного права. Международно признанная дипломатическая служба Латвии также продолжала свою деятельность за пределами Латвии все 50 лет оккупации как знак непрерывности нашей страны.

VI

Благодаря массовому ненасильственному сопротивлению эстонского, латышского и литовского народов в 1990/1993 году власть советских оккупантов была свергнута, и независимость Балтийских государств восстановлена.

Упорная борьба балтийцев за свободу была очень важной причиной, которая несколько месяцев спустя привела к распаду Советского Союза. Это означало новый политический порядок как в Европе, так и во всем мире. Таким образом, латыши внесли свой исторический вклад в победу демократии над диктатурой не только в Латвии, но и в Европе и мире.

VII

Этот исторический опыт укрепляет нашу уверенность в решающем значении международного права в международных отношениях и в необходимости поддерживать международную правовую систему на принципах справедливости и верховенства закона, за которые в свое время так много выступал Иммануил Кант.

То, что непризнание такого международного нарушения длится так долго – по меньшей мере 50 лет – это прецедент, который очень важен и сегодня, когда в мире и здесь в Европе мы можем видеть аналогичные случаи, когда одна страна противоправно оккупирует части территории другого государства.

Латвия и другие демократические государства подтверждают свое доверие принципам справедливости и законности, включенным в Устав Организации Объединенных Наций. Они означают одинаковые правила игры для всех – как для больших, так и для средних и малых государств, как для Юпитера, так и для Быка. Соблюдение этих принципов является условием сохранения мира. Украинский и грузинский народы могут положиться на нас.

VIII

Дамы и господа!

100 лет назад главной задачей нашей внешней политики было добиться международного признания нашей страны. 30 лет назад главной задачей нашей внешней политики было вернуть нашу страну в международное сообщество, сферу европейских ценностей и культуры. Эти задачи успешно выполнены.

Сегодня наши внешнеполитические задачи более крупные, широкие и глобальные. Основные установки внешней политики нашего государства определены в принятой в 2014 году преамбуле к Конституции. Мы осознаем свою равноценность в международном сообществе и прежде всего защищаем свои интересы. Одновременно на нас лежит ответственность и обязанность содействовать долгосрочному и демократическому развитию единой Европы и мира.

IX

Как я уже сказал, демократия была основой образования Латвийского государства. Её основные принципы закреплены в Сатверсме, и мы принадлежим семейству демократических стран мира.

Именно поэтому проблемы демократии, которые в последние годы стали более острыми и с которыми сталкиваются почти все демократические страны, вызывают у нас обеспокоенность. Потому что они бросают вызов демократии как определенной модели общества.

Почти все мировые демократии сегодня сталкиваются как с левым, так и правым популизмом. Это явление, особенно под влиянием пандемии, грозит перерасти в кризис усталости демократии.

В свою очередь, в Европейском союзе актуальна дискуссия о взаимоотношениях демократии и верховенства закона, понимании власти закона.

Все больше в центре внимания оказываются социальные сети как средство общения людей, которые одновременно стали инструментом воздействия на общественное сознание и вместе с тем и на политику, которые легко поддаются манипуляции. Их можно использовать как для сознательного распространения дезинформации, так и для целенаправленного вмешательства извне во внутренние демократические процессы какого-либо государства.

Также и то, что некоторые международные монопольные концерны начинают регулировать то, что в значительной части публичного информационного пространства разрешено и что не разрешено, какая информация доступна и какая нет, с точки зрения демократии неприемлемо.

Очевидно, что здесь необходимо начать думать о публичном регулировании, особенно на уровне Европейского союза, которое эффективно обеспечит свободу слова, ответственность и права пользователей цифрового пространства, в том числе право на то, чтобы за тобой не наблюдали и не следили.

Эти проблемы имеют не только национальное, но и международное и европейское измерение, и ряд решений является эффективным только в условиях совместной деятельности государств.

Поэтому мне кажется привлекательной идея президента США Байдена о саммите лидеров мировых демократических стран («Summit for democracy»). В том же направлении указывает и решение премьер-министра Соединенного Королевства пригласить на форум сильнейших западных демократических стран – саммит G7 – еще три демократических нации, имеющих важное экономическое значение – Австралию, Южную Корею и Индию. Я считаю, что это очень правильно нагляднее показать общность мировых демократических стран.

Само по себе понятно, что все демократические страны, их конкретные интересы – как политические, так и экономические – очень разные. Плюрализм — это черта, характеризующая демократию. Мы видим, что и понимание того, что такое демократия, где её границы, становится более плюралистичной.

Однако, несмотря на все различия, все демократии объединяет одна и та же основная идея, что народы выбирают руководство своего государства путем свободных выборов, которые обеспечивают принципы законности. Мы должны найти решения, как эту основную идею конкретно обеспечить сегодня – в современной геополитической ситуации. Во время быстрого обострения глобальных проблем окружающей среды и климата. В то время, когда технологическое развитие дошло до такого уровня, что мы должны думать о политических и правовых рамках, которые обеспечат, чтобы человек управлял технологиями, а не технологии человеком. В то время, когда общее понимание демократических ценностей общества становится хрупким и уязвимым.

Латвия готова внести свой вклад в решение этих общих для всех демократий вопросов.

X

Дамы и господа!

Сегодня мы отмечаем, что 100 лет назад Латвийское государство было признано на международном уровне и мы стали полноправным членом сообщества стран мира. Тогда мир был совсем другим, нежели сегодня. Тогда перед нами стояли совсем другие вызовы.

Но наша страна всё та же. Наша нация та же. Мы как латышская нация, как Латвийское государство, проходя через время, постоянно решаем задачи, которые ставит перед нами мир и которые мы задаем миру. И, глядя на эти сто лет в целом, мы с гордостью можем сказать – да, эти задачи мы выполнили с честью. И так будет и дальше. В том числе благодаря нашим профессиональным и самоотверженным дипломатам. Поэтому сегодня я хочу символично вручить эту памятную табличку министру иностранных дел Эдгару Ринкевичу и всей службе иностранных дел Латвии, высоко оценивая проделанную им работу и желая выдержки и удачи в следующем столетии Латвийской дипломатии.

Благодарю!

26.01.2021. Svinīgs tiešsaistes pasākums Rīgas pilī par godu Latvijas Republikas starptautiskās atzīšanas de iure simtgadei

Rīgas pilī godinās Latvijas Republikas starptautiskās atzīšanas de iure simtgadi
Valsts prezidents Egils Levits un Ingrīda Meierovica kundze noliek ziedus pie Zigfrīda Annas Meierovica pieminekļa Tukuma vecpilsētā