Эгилс Левитс
Valsts prezidenta Egila Levita uzruna Satversmes tiesas grāmatas  “Latvijas Republikas Satversme. Satversmes tiesas atziņas”  atvēršanā

Дорогие коллеги и друзья!

Для меня большая честь посетить сегодня Конституционный суд!

I

Для нас важно, что не только в сознании общества, но и в сознании юристов Сатверсме стала «более рельефной с топографической точки зрения», и к созданию этого «рельефа» относится то, что Латвийская Республика является абстрактным, юридическим лицом, которое действует (напрямую, не опосредствовано) через свои конституционные органы – президента государства, Саэйму, Кабинет министров, Конституционный суда, Верховный суд и Государственный контроль.

Между этими органами существуют определенные иерархические отношения, но в то же время они действуют неопосредованно от имени Латвийской Республики как юридического лица. Конституционный суд разработал также принцип межинституциональной лояльности, взаимодействия этих шести конституционных органов.

В теории государство должно выделять роль этих конституционных органов, в том числе как упомянула и председатель Конституционного суда Инета Зиемеле – в процессе формирования бюджета. Я также отметил это в беседе с премьер-министром и министром финансов.

II

Из всех конституционных органов самым младшим является Конституционный суд, который был основан через 74 года после вступления в силу Конституции. С некоторым удовлетворением могу сказать, что я разработал первый закон Конституционного суда, который в 1995-1996 году «обрубили», за исключением конституционной жалобы, входящей в компетенцию Конституционного Суда, которую впоследствии вновь восстановили (в 2000-2001 году).

Конституционный суд является неотъемлемой частью современного государства. Этот комплект современного государства, конечно, не полон, учитывая, что государство становится все более сложным и комплексным. Мы сейчас обсуждаем создание еще одного конституционного органа – это будет Государственный совет. Должен сказать, что это deja vu, а именно, те же дискуссии, которые шли о необходимости создания Конституционного суда, сейчас ведутся и о Государственном совете. Думаю, что современному государству (хотя Латвия по количеству населения является маленькой страной, она такая же современная и развитая, как другие страны), необходимо сделать все, чтобы обеспечить этот высокий стандарт. К этому относится также и комплект всех конституционных органов.

III

Говоря о книге Конституционного суда, я считаю, что это очень интересный и хороший проект по ряду причин. Во-первых, потому что Конституционный суд обозначил в Сатверсме несколько конституционных моментов, которые я приведу в контексте с доктриной непрерывности государства, которая лежит в основе права нашей страны.

Независимо от Конституционного суда я хотел бы упомянуть три таких момента в связи с Конституцией, т. е. меморандум Латвийского Центрального Совета от 1944 года, где в условиях оккупации центральная организация сопротивления Латвии ссылалась на Конституцию, и, именно ссылаясь на Конституцию, требовала восстановления независимого и демократического государства. Я хотел бы подчеркнуть слово «демократического», поскольку Латвийское государство 17 июня 1940 года прекратило свое независимое существование как недемократическое государство, однако в 1944 году движение сопротивления Латвии требовало восстановления независимого и демократического государства, основываясь на Сатверсме.

Также очень интересным конституционным моментом является заключение сенаторов 1948 года в ссылке о дальнейшем существовании Латвийского государства, в том числе на основании Сатверсме.

И, наконец, конечно, восстановление Латвийского государства в 1990-1991 году (юридически оформленное 4 мая 1990 года) – доктрина непрерывности государства была записана в основы Латвийского государства. Далее она уже был разработана Конституционным судом в своей юдикатуре.

Из многих решений в этом контексте я бы хотел упомянуть особое решение от 13 мая 2010 года о деятельности Латвийской дипломатической службы во время оккупации, что она была признана, несмотря на текст Закона о подданстве. Дипломатическая служба работала в соответствии с высшим принципом – принципом Raison d'État. Таким образом, по идее есть несколько моментов, которые вытекают из этого решения, и один из них таков, что текст всегда надо рассматривать в контексте принципа. Коллеги именно этот контекст принципа видят. Во-вторых, это решение делает легитимной и саму дипломатическую службу, и вместе с тем всю доктрину непрерывности Латвийского государства. Это решение имеет очень важное значение.

IV

Об этой книге. Я считаю, что это очень хороший и сердечный проект, поскольку Конституция как текст, как я уже упомянул и как подчеркивают коллеги, включен в контекст принципов. Текст понимается вместе с принципами, и Конституционный суд является именно тем органом, который эти принципы развивает. Вместе с тем Конституция из текста и букв становится «живым инструментом» (термин, используемый в юридической науке), который мы переняли из юдикатуры Европейского суда по правам человека. Именно этот «живой инструмент» действует через Конституционный суд, а также через понимание общества о Конституции, и в этом понимании общества очень важно, чтобы и молодые граждане понимали, что значит Сатверсме.

Я должен сказать, что эти рисунки, как обычно думают юристы, абстрактны, и они не визуализируют, что такое Конституция, принцип равенства или другие понятия Сатверсме, однако здесь проявляется большой творческий подход, как дети и молодежь, или молодые граждане, могут визуализировать этот текст. Я считаю, что это очень ценно и для юристов, поэтому я благодарю всех тех, кто способствовал изданию этой книги, за идею, её реализацию и творческий вклад.

Valsts prezidents Egils Levits apmeklē Satversmes tiesu un piedalās grāmatas “Latvijas Republikas Satversme. Satversmes tiesas atziņas” atvēršanā